Руза. Новости

Яндекс.Погода

среда, 26 сентября

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Ровесница века

02 авг. 2018 г., 16:30

Просмотры: 360


Столетний юбилей отметила 24 июля Ольга Ивановна Яковлева. Столь почтенный возраст она встретила на своих ногах и в здравом уме. Правда, за несколько дней до приезда корреспондентов «Красного знамени» она приболела, но несмотря на высокую температуру, согласилась с нами побеседовать. А жизнь у нее удивительная. 

Ольга Ивановна с правнуками с Ульяной, Сашей и Василисой

Родилась Ольга Ивановна близ Казани в деревне Николаевка Алексеевского района. В семье была пятым – самым младшим ребенком. Один из старших Ольгиных братьев был комиссаром. Когда Оле исполнилось три года, отец трагически погиб – замерз зимой на озере Кабан. С потерей кормильца семья стала испытывать сильную нужду, мама бралась за любую подработку. 
В 15 лет Оля устроилась на кондитерскую фабрику «Светоч». Коллектив принял ее дружелюбно, сотрудницы подкармливали тощую девочку блинчиками с шоколадом. Однажды с Лелей, как ее называли на фабрике, произошел курьезный случай.  
– Я бежала по лестнице с кипой этикеток в руках, – вспоминает моя собеседница. – Неожиданно споткнулась и упала в бочку со сгущенкой. По самую шею оказалась в сладкой вязкой массе и закричала что было сил. На крик прибежал мастер Федор Иванович, быстро оценил обстановку, закрыл дверь на ключ и сказал: «А ну, тихо, Леля! Никто не должен об этом знать, а то придется столько сгущенки из-за тебя выбрасывать». Он послал мою напарницу ко мне домой за сменной одеждой. А мне пришлось отмываться в холодной воде, поскольку горячей на фабрике не было. 

В 1939 году в 18-летнем возрасте Ольга вышла замуж за курсанта военного училища. Николай Яковлев помимо учебы играл на трубе в военном оркестре. Этот музыкальный коллектив часто выступал на танцах. Там Коля с Лелей и познакомились.   
В 1941 году в училище был первый выпуск. Новоиспеченный лейтенант получил направление в город Орджоникидзе, а через несколько дней началась Великая Отечественная война. 
– Полк, в котором служил отец, срочно перебросили в Москву, – включилась в разговор дочь Ольги Ивановны Любовь Николаевна Беляева. – Мама, которой в то время был 21 год, решила ехать за ним вместе с полуторагодовалым сыном. Трудно даже представить, что это была за дорога – в переполненном поезде. 
По прибытии в Москву мама переночевала на вокзале, а утром пошла искать мужа. Оказалось, что его полк несколько часов назад отправили на фронт. 
Потрясенная она снова отправилась на вокзал – в Москве у нее не было ни родственников, ни знакомых. И там ее расстроенный и растерянный вид привлек внимание жительницы столицы. Та подошла и спросила, что случилось. Выслушав сбивчивый рассказ, прерываемый слезами, женщина пригласила ее к себе.
На следующий день, собравшись с мыслями, мама отправилась в Орджоникидзе, распродала по дешевке все имущество и с сыном на руках поехала в Казань к старшей сестре. Там выяснилось, что родственница сама еле сводит концы с концами. В тот день из еды у нее было всего три картофелины. Чтобы не быть лишним ртом, мама стала вязать кофты, носки и другие вещи и продавать их на местном рынке. Однажды к ней подошла летчица из Свердловска, сказала, что ей и ее сослуживицам очень нужны теплые вещи, и скупила все, что было. 

– Через несколько дней летчица опять вернулась, купила у меня кофты и носки и пожелала  счастья, – продолжила воспоминания Ольга Ивановна. – Видя, что не успею связать много нового ее следующему приезду, я стала учить этому всех соседей по подъезду. Так что вскоре мы все вместе  обеспечивали наших летчиц теплыми вещами. При каждой встрече мы с моей новой знакомой радовались друг другу как родные. А потом она перестала прилетать…  

Ольга и Николай Яковлевы


Когда Николай Александрович Яковлев вернулся с фронта, он поступил в Военную академию имени Фрунзе в Москве и перевез семью в столицу. Жили на съемных квартирах, которые по разным причинам приходилось часто менять. В 1947 году у них родилась дочь Люба. 
– У нас была очень дружная семья, – говорит Любовь Николаевна. – Первое мое детское воспоминание относится ко времени, когда мы вчетвером жили в однокомнатной съемной квартире. Помню, что брат спал на платяном шкафу, к которому отец приделал заграждение из волейбольной сетки, чтобы Вадик во сне не свалился на пол. Помимо шкафа в комнате стояли родительская кровать, сколоченный из досок обеденный стол и швейная машинка. Я спала на раскладушке. Воды горячей не было, приходилось постоянно греть. При этом постельное белье у мамы всегда было кипельно-белым. Квартирная хозяйка ставила ее в пример своей дочери.
После академии отца направили в Краснодар, потом были другие города, длительная командировка в Польшу, и наконец мы снова оказались в Москве. Каждый раз маме приходилось снова и снова с нуля обустраивать наш быт, но она никогда не жаловалась, самоотверженно служа семье. 

Ольга Ивановна, по словам дочери, любила порядок во всем, постоянно находила себе занятие. Несмотря на то что муж в Москве служил на ­генеральской должности, никогда не брала себе в помощь домработницу, как это практиковали многие жены высоких военных чинов. И это помогло ей не растеряться и выстоять, когда в семье начались трудности. Николай Александрович перенес инфаркт, после которого его в 45-летнем возрасте демобилизовали. В то время в стране по распоряжению Никиты Хрущева в армии проводилось большое сокращение. Многие кадровые военные лишились должностей и не смогли найти работу, хотя были в расцвете сил. 
После выхода в запас главы семейства Яковлевы стали испытывать недостаток в средствах. И Ольга Ивановна в 42 года устроилась приемщицей в химчистку. Это была ее вторая работа после кондитерской фабрики. Потом она сменила еще несколько мест, пока не стала бригадиром вневедомственной охраны. Параллельно ухаживала за больным мужем – Николай Александрович один за другим перенес четыре инфаркта. Умер он в 1987 году. И еще одна тяжкая утрата постигла Ольгу Ивановну – она похоронила 47-летнего сына Вадима. Но эти удары судьбы не сломили ее.

Сейчас пожилая женщина с ранней весны до поздней осени проводит в СНТ «Кинематографист-2» близ деревни Козлово. Дачный дом стоит в окружении огромных берез и елей, воздух наполнен ароматами трав, за окном щебечут  птицы. Поэтому она так радуется, когда дочь привозит ее сюда из душной Москвы. Участок получил супруг Любови Николаевны – член Союза кинематографистов, кинооператор 1-го канала Гостелерадио. 
– Мы находились в длительной командировке в Афинах, муж поехал в Москву сменить старую камеру на новую, и ему предложили записаться в очередь на получение дачного участка, – рассказывает Любовь Николаевна. – Я удивилась: зачем нам дача? В то время по телевидению транслировали бразильский сериал «Рабыня Изаура», и все вокруг говорили о своих дачных и огородных участках, которые стали называть фазендами: кто что там посадил и построил. Я никогда в этих разговорах не участвовала, поскольку мы привыкли отдыхать в санаториях. А когда в 1992 году вернулись в совершенно новую страну, после того как в Греции сократили  сразу 12 корпунктов, нам позвонили из Союза кинематографистов и спросили: «Вы почему деньги на строительство дороги в СНТ не сдаете?» Заплатили за дорогу, потом еще вносили какие-то средства, а затем построили дом. 
К сожалению, мой муж скоропостижно скончался в 2004 году в Бишкеке, куда ездил с делегацией от мэрии Москвы. А мы все, включая моих сыновей и внуков, очень любим нашу дачу. Мама лишь несколько лет назад перестала ходить за грибами – ей очень нравилось их собирать. 
Вообще она очень деятельный человек, не может сидеть сложа руки. Недавно я застала ее за мытьем полов в своей комнате, причем она это делала не с помощью швабры, а руками. А как она вяжет!

Любовь Николаевна показала нам незаконченную кофточку. Мы поразились, настолько ровное полотно, как будто Ольга Ивановна вязала ее не на спицах, а на машинке.
По всей вероятности, добрый нрав, трудолюбие и оптимизм помогли этой стойкой женщине дожить до столь почтенного возраста.

* * *
Мы от всей души пожелали Ольге Ивановне доброго здоровья, такого же заботливого и уважительного отношения со стороны родных и близких и обязательно довязать кофточку, и не одну. 

Галина БЕЛОЗЕРОВА

Рузское информагентство