Руза. Новости

Яндекс.Погода

среда, 22 августа

облачно с прояснениями+14 °C

Онлайн трансляция

И летят снегири

10 апр. 2018 г., 15:30

Просмотры: 634


А еще синицы, воробьи, сороки, вороны, дятел и даже… фазан. Каждое утро спешат маленькие и большие птицы к высокой пятидесятилетней ели, где уже не первый год их ждет небольшая кормушка, сделанная руками нашего мастеровитого соседа. Ель растет напротив моего дома в компании других таких же лохматых красавиц, а из окон кухни прекрасно видно, что происходит вокруг нее. 
Нынешней    зимой я познакомилась у птичьей столовой с крохотной серенькой синичкой, названной мной Тютюнькой, красавцем-фазаном – единственной птицей, которая приходит пешком, а также целой стайкой красногрудых снегирей и их внешне, может, менее привлекательных, но не менее грациозных подруг необыкновенно серо-коричневого оттенка. Снегирей в этом году прилетало гораздо больше, чем в предыдущие. Они пугливы, любят собирать семечки с земли, куда я обычно бросаю одну-две горстки. И при малейшей с их точки зрения опасности мгновенно взлетают на елку или вообще пропадают из поля зрения, словно и не было красных яблок на белом снегу.
Любят птицы не только семечки. Полакомиться кусочком сала, кроме синиц, предпочитают дятлы и сороки. Однажды еще в прошлом году прилетел дятел, стукнул сало, будто ствол дерева и… застрял! Висит он, бедный, раскачивается из стороны в сторону, а клюв освободить не может. Этой зимой подобных казусов с ним не приключалось, сумел справиться с прошлогодней проблемой и теперь клюет сало так же ловко, как и синицы.  Быстро решила задачу поедания этого лакомства длиннохвостая сорока-белобока: сядет на ветку, где оно висит на прочной проволочке, оборвет клювом все мелкие веточки вокруг, подтянет коготками кусочек поближе и начинает пировать. Прогонишь – будет прилетать до тех пор, пока от сала не останется одна кожица. 
Вороны и воробьи это угощение не трогают: клюют семечки под елкой да и прилетают редко.
Самые же преданные «друзья» кормушки – синички – маленькие серенькие и те, что покрупнее, с желтой грудкой, – московские, лазоревки. Конечно, они не такие смелые как их родичи, живущие в парках крупных городов, безбоязненно садящиеся на руку, чтобы ухватить семечко, но и не улетают далеко при моем появлении, только прячутся в ветках поглубже. Подойдешь к елке – кажется, тишина. Погремишь семечками в коробке, скажешь: «Тю-тю-тю»,  – и зашевелились ветки, зазвучало в ответ «цвинь-цвинь». И вот уже моя Тютюнька сидит чуть ли не рядышком, поблескивает своими умными черненькими глазенками, будто говорит: «Ну, уходи скорее, не мешай завтракать!»
А фазан, для удобства названный Фузиком, живет где-то на поле, в районе многочисленных Дмитровских улиц (так говорят), но гуляет, как кошка, где хочет. К нам заглядывает часто, важно осматривает заснеженные участки, разгребает снег под елками. Только вот людей не особо жалует. Сколько раз я пыталась подобраться к нему с фотоаппаратом – все зря. Не любит Фузик фотографироваться, впрочем, как и другие птицы у кормушки, взлетает – только его и видели. 
Закончился март. Пригревает солнышко. Звенит капель. Веселее запели птицы. Скоро покинут они свои зимние квартиры. Улетят снегири, перестанут сновать вокруг кормушки юркие синицы. И дятел будет искать проснувшихся букашек под корой деревьев, а не кусок сала. 
До свидания, птички, до следующей зимы! Надеюсь, вы не забудете о своей столовой и отблагодарите нас летом, уничтожая вредную для огорода летающую и ползающую живность. Ну и почирикаете, потенькаете, радуясь теплу, зеленой траве и голубому небу.

Татьяна ИВАНОВА, Руза