Подпишись!

Руза. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 25 февраля

пасмурно-18 °C

Онлайн трансляция

Кошки-мышки

25 янв. 2018 г., 12:30

Просмотры: 746


Все в нашей жизни подчиняется определенным законам: ночь сменяет день, кошка гоняется за мышкой. Но если первое – явление привычно повторяющееся, то второе, как новый спектакль, причем часто начало – комедия, а конец – драма.
Кошка моя по паспорту Ксюня, но за несносный характер была переименована в Дюдюку Барбидонскую (в быту просто Дюка, Дуня или Дуду). Большую часть своей жизни она никогда не покидала стен городской квартиры, но в связи со сложившимися семейными обстоятельствами переехала в частный дом, поближе к природе. 
Как смешно, будто разведчик при переходе линии фронта, выходила-выползала она за дверь на свежий воздух. Но время шло.  И завертелось-закружилось: с весны до поздней осени прыжок из окна – и гуляй, сколько хочешь. Только в холода из окошка не попрыгаешь: зимняя рама его закрывает наглухо. Поэтому прыгать моя Дюдюка начинает на подушку, где ночует моя голова. В полусне приходится шлепать до входной двери и выпускать любительницу ночных прогулок на улицу. Нагулявшись, она возвращается. Поскачет, погрохочет по листам железа, прикрывающим фундамент – мертвого разбудит. Иногда бывает, что и не один раз за ночь ей приспичит глотнуть свежего воздуха…
Так вот несколько дней назад, услышав ночью грохот за окном, почти не открывая глаз, не включая света и кляня свою тяжелую долю, пошла я ко входной двери. Автоматически повернула ключ в замке, отступила в сторону. Пулей кошка проскочила мимо моих ног на кухню. И тут глаза мои широко раскрылись: в зубах она держала мышь! Еще через мгновение норушка лежала у моих ног. Вообще-то мышей я не боюсь, да и не раз Дюка приносила добычу и оставляла на улице у двери в дом. Но тут, видимо, от неожиданности стало как-то не по себе: я включила свет и потянулась к совку и венику. «Мертвая» мышь встрепенулась, задвигала маленьким серым хвостиком и бросилась наутек. 
Моя с виду неповоротливая и упитанная кошка начала носиться за ней по всей кухне, раскидывая стоявшую обувь. А мышки-то и след простыл! И вот стою я посреди кухни в ночной рубашке, с веником в правой руке и совком в левой. Стрелки на часах показывают 2 часа ночи, сон как рукой сняло. И так хочется взять да и пройтись этим самым веником по шкуре моей горячо любимой, нагло заискивающей, заглядывающей мне в глаза Дюдюке. А тут еще и внутренний голос говорит (слова мой внутренний голос использовал, конечно, другие):
– Ну что, клуша, упустила? Теперь до утра твою мышь ловить будем?
Не найдя добычи, усатая улеглась в том месте, где исчезла мышка. Свет был потушен, голова моя помещена на подушку, и в доме наконец-то наступила тишина.
Весь следующий день я всматривалась во все углы, заглядывала под шкафы и диваны, прислушивалась к каждому шороху, но мышь как сквозь землю провалилась. «Наверное, в какую-нибудь щелочку пролезла и ушла», – успокаивала себя. Наступил вечер, за ним пришла ночь, и снова кошка на моей подушке рядом с моей головой: «Гулять!» Все как обычно: выпустила, впустила. Но только закрыла глаза, рядом – топот кошачьих лап. Писк, щелчок выключателя. И вот она, моя хвостатая, с мышью в зубах. И где только отыскала? Снова норушка лежит у моих ног, а желто-зеленые кошачьи глаза будто шепчут: «Ну, молодец же я, правда? Ну, умница же?»
Но рано я начала радоваться и хвататься за веник. Словно время повернуло вспять, и, махнув хвостиком, мышь пропала из поля моего зрения.
– Ну что же ты за дура такая бестолковая?! Какую-то мышь поймать не можешь!
Мой внутренний голос стал внешним и зазвучал уже громко, на весь дом. Заснуть удалось не сразу. Казалось, что гонки-прыжки под кроватью и за гардеробом не закончатся никогда. Утром поднялась с больной головой, злая на весь белый свет, нехорошими словами ругая про себя свою кошку, мирно прикорнувшую на диване. День прошел спокойно, ночью было тихо. Наступило еще одно утро. Надо было готовить завтрак. Подойдя к двери на кухню, наклонилась поправить завернувшийся уголок коврика… А под ним, раскинув в стороны малюсенькие лапки, лежала маленькая серенькая мышка.
Кошка моя даже не поднялась проводить ее в последний путь…

Татьяна ИВАНОВА, Руза