Новости Рузского округа

Яндекс.Погода

среда, 22 мая

ясно+15 °C

Онлайн трансляция

Когда поднимается ветер, у них замирает сердце

29 июля 2016 г., 15:22

Просмотры: 504


Для многих семей в нашем районе, особенно в поселке Колюбакино, жизнь разделилась на две части – до и после июльского урагана. Спустя неделю после случившегося у одних при воспоминании об обрушившейся на них стихии на глаза наворачивались слезы, у других начинали дрожать руки, а третьи рассказывали об этом таким тихим бесцветным голосом, что слезы закипали у меня.

На фото: Тамара Семенова не узнала свой участок после урагана

РАМА ЛЕГЛА НА ПЛЕЧИ, КАК ХОМУТ 
Дом №16 по улице Майора Алексеева, в котором живут Тамара Петровна и  Валентин Николаевич Семеновы, – всего в нескольких метрах от колюбакинской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. На кадрах фото- и видеосъемки, опубликованных в СМИ, видно, что храм попал в эпицентр урагана. Не обошел он и дом Семеновых. Вот что рассказал Валентин Николаевич.
– В ту ночь я проснулся от страшного гула. Услышал, как со звоном стали лопаться стекла, а прямо на мою кровать обрушилась рама и, как хомут, легла мне на плечи. Я вскочил, побежал к выходу. Но дверь снаружи была забаррикадирована обломками деревянных конструкций. Почувствовал, что  по рукам течет кровь. Нашел в темноте какие-то тряпки, перебинтовал раны, но повязки тут же набухли. Кое-как мне удалось приоткрыть дверь и протиснуться в образовавшуюся щель. Кругом – темень. Стал пробираться к брату Николаю (дом нам достался от родителей, в нем живут три моих сестры и брат), но услышал голос сына, который приехал с дачи. Он отвез меня на машине в Рузскую больницу. Мне наложили пять швов. 
– Я осталась ночевать в квартире на улице Попова, – вступила в разговор Тамара Петровна. – Вдруг завыл ветер, лопнуло оконное стекло, раздались треск и грохот. Позже выяснилось, что это у соседей сверху лоджию вдавило в квартиру.

IMG 8718

Стропила уже сделали

 

IMG 8702

Еще не зажили порезы на руках, а Валентин Семенов начал восстанавливать дом

Утром пришла на участок и не узнала ничего вокруг. Крышу дома и стропила снесло, окна выбиты, туалет и душевая кабинка лежат на боку, резной беседки нет, шестиметровый металлический вагончик унесло за церковь. Откуда-то на огород прилетел огромный лист железа, а на дом забросило десятиметровую трубу с игольного завода. В доме оргалит на потолке разбух от воды, все комнаты пролило сверху донизу. Намокшую вагонку, которой были обшиты стены, пришлось отдирать. Сыростью пахнет как на болоте. 
Кое-как сейчас наводим порядок. Дочь нашла бригаду рабочих, но чем с ними будем расплачиваться, не знаю: мы с мужем – пенсионеры, у дочки зарплата невелика. Надеялись, что получим выплату как пострадавшие от стихийного бедствия, но МЧС не выдает такую справку, а без нее пособия не видать. Будем рады любой помощи. В первую очередь нужны четыре больших стекла – рамы в доме нестандартные, и сайдинг для обшивки фасада – от прежнего ничего не осталось.  
Наш поселок был таким красивым, благоустроенным, а сейчас по улицам страшно ходить – кругом разруха.

IMG 8717

Наталья Семенова все слезы уже выплакала

IMG 2583

Так выглядел дом Николая Семенова на следующий день после смерча

КАЖДАЯ КОПЕЙКА НА СЧЕТУ
Говорят, что беда не приходит одна. Через стену от Валентина Николаевича живет его брат – Николай. Ураган разметал на его доме кровлю, полностью разрушил террасу, неизвестно куда унес новый парник. В этой семье – каждая копейка на счету: все деньги шли на лечение внучки Анечки, попавшей под электричку в сентябре прошлого года. Наша газета дважды писала об этой трагедии. Девушка поступила в институт, но учиться ей не пришлось: в результате несчастного случая она осталась без обеих ног. Что за это время пережили она и ее родные, не передать словами.
– В сентябре Анечке предстоит еще одна операция, после которой можно подбирать протезы, – говорит ее бабушка Наталья Викторовна Семенова. – Отечественные ей не подойдут, а импортные стоят около девяти миллионов рублей. Где их взять – ума не приложу, а теперь еще и дом надо восстанавливать. 
Наталья Викторовна давно выплакала все слезы, и после новой беды она как будто окаменела. А Николай Николаевич не смог сдержать рыданий.

IMG 8738

Виктория Чернакова

IMG 8737

Все, что осталось от новостройки Чернаковых

ДОМА БОЛЬШЕ НЕТ
По руинам, оставшимся от дома №7 по улице Попова, бродила хозяйка Виктория Чернакова, пытаясь отыскать что-то из утвари. На долю этой семьи тоже выпали нелегкие испытания. Несколько лет назад сгорел барак, в котором они жили, Вика с мужем Артуром с большим трудом построили дом, а тот рухнул под натиском стихии. 
– Муж возводил его собственными силами, нанять рабочих было не на что, – говорит она. – Я не работаю: друг за другом родила двух сыновей, из одного декретного отпуска сразу ушла в другой. Как мы радовались, когда  перебрались в новый дом! А тут этот ураган. Чудом уцелели с детьми. Сейчас я с четырехлетним Сашей и двухлетним Димой живу у бабушки с дедушкой, а муж ночует в уцелевшей кухне, куда мы свалили все, что нашли под обломками. У бабушки на руках 84-летний дедушка, перенесший инсульт, им нужен покой, а дети после той ночи стали такими возбужденными, совсем на себя не похожи! Ночью засыпают с трудом, а если поднимается ветер, садятся и плачут. Что о них говорить, когда у меня самой сердце сжимается от страха, когда начинается гроза. 
С той ночи прошла уже неделя, а помощи пока мы не дождались. Даже контейнер под строительный мусор, несмотря на мои просьбы, так и не получили. Надо стройматериалы завозить, а куда  разрушенные блоки, балки и рамы девать? Два дня назад меня вызвали в местную администрацию, спрашивали, в какую сумму мы оцениваем причиненный ущерб. Я сказала, что в миллион рублей. Когда получим хоть какую-то компенсацию, сказать сложно. И все же не опускаем руки – будем вновь строить дом.   

IMG 8778

На утро после урагана во дворе у семьи Исаченко. Забор они уже поправили


 

СТЕНЫ ХОДИЛИ ХОДУНОМ
Хозяйка дома №3 по улице Молодежной Марина Васильевна Исаченко вспоминает произошедшее как страшный сон. 
– Я легла спать и услышала, как что-то сильно загремело, поднялся гул, стало закладывать уши, – рассказывает она. – Я почувствовала, что на меня сверху полилась вода – на доме разорвало кровлю. Муж побежал на террасу за пленкой, чтобы накрыть кровать, и увидел в окно, как с гаража сорвало и унесло крышу. «Марина, это ураган», – закричал он. Я вспомнила, что в таких случаях надо либо укрыться в подвале, либо встать под потолочное перекрытие. В погреб спуститься не могла из-за больных ног, поэтому встала в проеме двери, над которой висела антресоль от мебельной стенки. Стены дома ходили ходуном, но, к счастью, антресоль не рухнула мне на голову.
Наутро выяснилось, что помимо двух крыш ураган разметал забор, повалил туалет, на десять сантиметров сдвинул с фундамента двуэтажную баню. От полного разрушения спасли три огромные липы, растущие перед домом. Они приняли на себя основную мощь стихии. Самое главное, что мы остались живы. 
Когда 20 июля вновь засверкали молнии и начался сильный дождь, мы ночь не спали, боялись, что все опять повторится.   
И еще хочу сказать вот о чем. В нашем дворе лежал оборванный электропровод. Мы дважды подавали заявку в Рузские электросети с просьбой сообщить нам, когда будут подключать электричество. В результате его дали через два дня, не оповестив нас. Мы совершенно случайно увидели, что у соседей в доме горит свет. Лишь чудом никто из нас и нанятых строителей не наступил на провод под напряжением. Мы позвонили в электросети и попросили его убрать, а нам предложили самим сорвать пломбу на электрощите и что-то там отключить. На наше счастье, приехал друг сына, который разбирается в электрике, он и обесточил провод.   
Поразили нас и слова сотрудницы соцзащиты. Она пришла к нам на третий день после урагана и сказала: «Что это вы уже крышу отремонтировали и забор восстановили?! Как же теперь ущерб подсчитывать? У вас дом-то хоть застрахован?» Муж ей ответил: «Что ж нам ждать, когда нас дождь еще раз зальет?» А дом наш застрахован, но только на случай пожара. Никто же не мог предположить, что такое стихийное бедствие случится.

IMG 8802

Юрий Лямкин

IMG 8803

«Средства на восстановление Дома культуры есть»

РИСОВАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕМ И НЕЧЕГО
Директор колюбакинской художественной школы Зинаида Михайловна Чеботарева с болью говорит о том, что бытовку, в которую в преддверии прокурорской проверки сотрудники вынесли часть инвентаря, складные столы и стульчики, мольберты и планшеты, этюдники и оргтехнику, вихрь сорвал с места и забросил в пруд у игольного завода, разбив в щепки. Момент, когда неведомая сила подняла бытовку в воздух, запечатлен камерой видеонаблюдения над входом в школу. Ущерб составил около 400 тысяч рублей. 
– Все, что мы накопили в течение десяти лет для организации учебного процесса, уничтожено, – сокрушается Зинаида Михайловна. – Наши ученики любили сидеть в зеленом дворике на раскладных стульчиках и рисовать деревья, цветы, травку. Теперь писать нечем да и нечего – из 22 двух деревьев, окружавших школу, ни одно не уцелело.
Если бы в первые два-три дня после урагана крышу привели в порядок, такого колоссального ущерба, как сейчас, удалось бы избежать. Но ее накрыли целлофаном, который ветер тут же порвал. 20 июля ливень хлестал так, что на полу вода стояла по щиколотку. Мебель намокла, линолеум вздулся. На днях в школе появилась бригада рабочих, как они сами себя называют, группа быстрого реагирования. Мы с ними заключили трудовой договор, согласно которому до 22 августа школа должна быть полностью отремонтирована. Дай бог, чтобы этот срок был соблюден – надо успеть подготовиться к учебному году.  

P.S. Все, кто хочет помочь пострадавшим, о которых мы рассказали, могут перевести деньги на их телефоны:
8(985) 887-52-76 – Валентин Николаевич Семенов;
8(903) 101-74-66 – Николай Николаевич Семенов;
8(925) 716-08-47 – Виктория Чернакова

ВМЕСТО ПРАЗДНИКА - РАЗРУХА
Сотрудники Колюбакинского центра культуры в этом году особенно тщательно готовились ко Дню поселения. Были заказаны баннеры, благоустроена территория, приглашено много артистов из Москонцерта, закуплено все необходимое для оформления сцены. Но празднику не суждено было случиться. Вот что рассказал директор муниципального учреждения культуры Юрий Геннадьевич Лямкин.
– Думаю, что над Колюбакином пронесся тайфун. Я видел, как в небе летали бревна, ветки, вагончики, листы железа. Это похоже на апокалипсис. После того как ветер немного утих, я сразу же связался с Сергеем Борисовичем Макаревичем. Было решено создать оперативный штаб в клубе, где с помощью генератора подключили свет. В течение двух часов собрались все руководители поселения, разделились на группы и объехали весь поселок, выясняя масштаб разрушений. Ночью же начали расчищать дороги, чтобы смогли подъехать машины скорой помощи. На следующий день штабная группа собиралась еще дважды, приезжали руководители районной администрации, наметили план первоочередных задач.  
Наш клуб тоже пострадал. Сорванную кровлю унесло к сараям, ограждение поломало, палатку с инвентарем дворника подняло в воздух и забросило на подстанцию, двор был завален секциями металлического забора с чьего-то двора. Все деревья повалило, два столба освещения сложились пополам, порванные провода лежали на земле. Ущерб составил около 700 тысяч рублей. 
 Электричество в клубе и опоры ЛЭП уже восстановили, в ближайшее время бригада строителей приступит к ремонту кровли. Заключен контракт на монтаж новой системы видеонаблюдения. Я два дня не вылезал с территории клуба – нужно было расчищать завалы, а когда поехал в местную администрацию, не узнал поселок: кругом разруха как после бомбежки. Это ж какой силищи был ветер! 
Сам живу на даче в садоводческом товариществе «Радуга». В тридцати метрах от моего дома был густой лес. Солнце сквозь него в окна проникало только после 11 часов утра. Сейчас в радиусе 70 метров деревьев вообще нет. Но больше всего пострадало СНТ «Луч». Старожилы говорят, что ничего подобного они никогда не видели.
Очень жалко погибшего парня и людей, которым не на что восстанавливать свои дома.  
Спасибо всем, кто помогал ликвидировать последствия урагана: руководителям района, заместителю руководителя Тучковской администрации Александру Владимировичу Слуцкому, который целый день работал на расчистке территории братского захоронения, Владимиру Валентиновичу Пинте, приславшему бригаду рабочих и технику, главам других поселений, предпринимателям Виктору Корикову и Вадиму Петровичу Ревтову, добровольцам из Рузы.   

* * *
Я ехала в Колюбакино с одной целью – рассказать о тех, кто больше всего пострадал от стихии, чтобы читатели нашей газеты при желании смогли напрямую оказать им материальную помощь. И всю дорогу переживала, что придется возвращать людей в ту страшную ночь, о которой, как мне казалось, они хотят поскорей забыть. Каково же было мое удивление, когда мои собеседники говорили: «Спасибо, что вы нас выслушали, ведь все, что мы пережили, рассказать некому».  Подумалось, что этим людям помимо денег и стройматериалов сейчас остро не хватает человеческого участия и сочувствия.

Галина БЕЛОЗЕРОВА