Новости Рузского округа

Яндекс.Погода

четверг, 23 мая

ясно+13 °C

Онлайн трансляция

Куда их девать?

06 июля 2016 г., 14:17

Просмотры: 908


В редакции «Красного знамени» раздался телефонный звонок. Взволнованная женщина сообщила:
– Рядом с приемным отделением Рузской районной больницы на траве лежит мужчина. Прибыл сотрудник полиции, посмотрел на него и уехал. Пусть приедет ваш фотокорреспондент, сделает снимки. Ведь нельзя же чтобы человек, как собака, валялся на земле!

Мы отправились в больницу. Напротив гаражей действительно  лежал мужчина, привалившись к брезентовым носилкам. Пока мы шли к нему, подъехала скорая помощь.
– Это опять ты? – выйдя из машины, спросил фельдшер у мужчины. И пояснил нам: 
– Мы его почти каждый день подбираем то в Тучкове, то в Колюбакине, то в Рузе. Прохожие вызывают неотложку, доставляем его в приемный покой Рузской или Тучковской больницы, а потом он вновь оказывается на улице. 
– Что у тебя случилось на этот раз? – спросил он у стонущего человека.
– Нога сильно болит, – пожаловался тот, потирая колено. – Меня избили.
– Позавчера у него никаких травм не было, – отметил фельдшер.
– А кто вас избил? – поинтересовались мы.
– Не знаю, если бы увидел, то узнал бы.
Мужчина рассказал, что его зовут Николай Евгеньевич Перепелица и ему 58 лет. После того как он переписал свою квартиру на сына, тот перестал пускать его домой. У него есть еще дочь, но она живет в Германии. А где жена, не знает. В свое время он якобы собрал под одной крышей тещу и свекровь, чтобы все жили вместе, но почти каждый день возникали скандалы, и теща увезла свою дочь с собой. Мать Николая тоже уехала. 
По профессии он повар, может приготовить любое блюдо, но лучше всего у него получаются пирожки. Когда оказался без крыши над головой, какое-то время работал на Неверовской ферме. Жил там же. Но потом заболел, потерял работу, а вместе с ней и временное пристанище. 
Не знаем, что из этого правда, а что выдумка. Известно, что бомжи зачастую свои фантазии выдают за действительность.

Тем временем медработники подхватили Николая под руки и, с большим трудом уложив на раскладные носилки, поместили в машину. 
– Куда вы его?
– В приемный покой. А больше некуда. Тем более что у него жалобы на здоровье.

Вот что рассказал главврач Рузской районной больницы Владимир КАШНИКОВ.
– Николай Евгеньевич Перепелица, 1958 года рождения, находится на лечении в травматологическом отделении с диагнозом «ушиб левого коленного сустава, подкожная гематома области левого бедра». Время и обстоятельств травмы не помнит. В течение нескольких месяцев он жил на улице. Бригады скорой помощи неоднократно доставляли его в приемный покой Рузской больницы в состоянии алкогольного опьянения, грязного, в рваной одежде, с сильным запахом мочи. Обычно скорая по вызову прохожих забирала его из общественных мест – с площади Партизан, где он, пьяный, грелся у Вечного огня, от магазинов, где попрошайничал.
Так, 17 апреля его доставили в приемный покой с подозрением на сотрясение головного мозга. Врач И.И. Левченко его осмотрел, но сотрясения не выявил и рекомендовал амбулаторное лечение.
18 апреля Перепелицу в состоянии алкогольного опьянения вновь привезла скорая. Лицо у него было в ссадинах. Не дождавшись осмотра дежурного врача, он самовольно покинул приемное отделение.
20 апреля  жильцы дома №16 по улице Попова поселка Колюбакино обнаружили его в своем подъезде и вызвали неотложку, поскольку, по их словам, он упал со второго этажа.  Дежурный травматолог И.И. Левченко при осмотре выявил у Перепелицы ушибленную рану левой ушной раковины и алкогольное опьянение. От обработки раны тот отказался и ушел. 
Руководство больницы направило ходатайство на имя заместителя руководителя районной администрации Ирины Шиломаевой с убедительной просьбой оказать содействие в дальнейшем жизнеустройстве Н.Е. Перепелицы в спецприемник в кратчайшие сроки. Он не нуждается в стационарном лечении, занимает дорогостоящую травматологическую койку. Блокирование койки не дает возможность оказывать экстренную помощь жителям района.

Мы поспешили за ними. Как мужчина оказался на газоне, никто пояснить не смог. Вскоре появился заведующий травматологическим отделением Борис Колотинский. Он осмотрел Николая, который при этом громко стонал и вскрикивал. Врач отправил его на рентген. 

– Подлечим, конечно, что, кстати, делаем не первый раз, – сказал Борис Давыдович. – Но вообще – это социальная проблема. Для людей без определенного места жительства должны быть приюты. А то мы их отмываем, выводим вшей, лечим, кормим за счет отделения, даже одежду перед выпиской добрые люди дают, а они вновь оказываются на улице, получают новые травмы и попадают к нам. Замкнутый круг.

Данная ситуация затрагивает много аспектов. Искреннее сочувствие вызывают сотрудники скорой помощи, которым приходится подбирать бомжей и доставлять их в лечебные учреждения, рискуя заразиться туберкулезом или другими опасными заболеваниями. Еще большее сочувствие вызывает персонал больниц, которому приходится мыть, брить, переодевать и лечить грязных,  дурно пахнущих людей. Нередко медработники делятся с ними своей одеждой, ведь обноски таких пациентов приходится утилизировать.  

Можно понять и недовольство других больных: ведь им, чтобы лечь в стационар, нужно сдать много анализов, нередко ждать очереди на госпитализацию, в то время как бомжей кладут по неотложным показаниям.  

Мы взяли комментарий у начальника отдела реализации социальных программ Надежды Дейс. 
– Проблема открытия приюта для бездомных назрела давно, – подчеркнула она. – Мы с начальником Рузского управления соцзащиты населения Еленой Михайловной Тарасовой пытаемся ее решить на уровне района, но это очень сложный вопрос. Людей с асоциальным поведением регулярно доставляют в районные больницы, тратят деньги на их лечение, закупку дезинфицирующих препаратов, хотя эти средства могли бы пойти на других пациентов, а толку нет. Но и отказывать им в помощи медработники не имеют права. Это проблема не только нашего района, но и в страны в целом.

А как не посочувствовать родственникам алкоголиков, которые не в состоянии жить с ними в одной квартире.  Об этом мы писали в №15 21 апреля. Жалко и соседей, вынужденных терпеть выкрутасы неадекватных людей.
При этом сочувствие вызывают и сами бомжи, оказавшиеся без крыши над головой, пусть даже и по собственной воле. Люди не должны жить на улице. Но как им помочь? Думается, что даже если и появится в нашем районе социальный приют, то лишь единицы захотят в нем пребывать до тех пор, пока им не выправят документы и не помогут с трудоустройством. 
Как тут не вспомнить советские времена, когда алкоголиков помещали в лечебно-трудовые профилактории, которые, кстати, были под охраной, там и лечили, и заставляли работать. Многие тогда брались за ум. А те, кто возвращался к прежнему образу жизни, вновь оказывался за высоким забором, давая передышку родным и соседям. Может быть, не приюты надо открывать в стране, а строить ЛТП?

Галина БЕЛОЗЕРОВА