Новости Рузского округа

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 1 октября

облачно с прояснениями+19 °C

Сейчас в эфире

Радио 1 — 106,8 FM — Первое подмосковное радио

Жизнь до и после потопа

07 авг. 2020 г., 13:30

Просмотры: 2432


Спустя месяц после разгула стихии, превратившей маленькую Городянку в разрушительный горный поток, основные последствия ЧС в Рузе устранены.

Однако жильцам пострадавших и разрушенных домов еще только предстоит долгий процесс восстановления. У них случившееся 8 июля оставило след на всю жизнь. Теперь у каждого есть своя история: как жили до этого дня, как пережили потоп и как живут теперь. С жителями улицы Красноармейской пообщались корреспонденты «КЗ».
           
Анна САВЕЛОВА, ул. Красноармейская, д.9а


– Мой муж – коренной ружанин во втором поколении. В доме, который унесла вода, он жил с самого рождения – с 1953 года. Потом сюда приехала и я. Вырастили детей. Когда наш сын женился, он предложил построить новый дом, чтобы внуки росли на том же участке, где и их дед, – в старом уже было тесно, да и годы давали о себе знать. И мы построили большой двухэтажный дом. Сейчас ему семь лет, и он – самый новый из всех, которые находятся на Красноармейской улице. Мы все переселились в него, а в старом доме муж обустроил мастерскую – он привык все делать своими руками, и инструментов у него было предостаточно. 
В тот роковой вечер, когда разлилась Городянка, муж поднялся на Городок – мы ведь живем прямо под ним. И тут на его глазах дом, в котором он родился, приподняло волной… Повезло хотя бы, что его не отнесло на новый дом, иначе мы бы вообще остались без крыши над головой. А его развернуло, и он, слегка задев только угол нового дома, поплыл вдоль улицы. Возле ступенек, которые ведут на Городок, он налетел на столб и разрушился. Уничтожена вся мастерская мужа, в которой инструментов было примерно на 200 тысяч рублей. Размыло весь плодородный слой земли, стоянку для машин, унесло два парника, качели, полностью разрушился колодец. Но новый дом уцелел – пострадали только полы. 

газ2.jpg


Мы благодарны администрации Рузского округа и правительству Московской области за помощь. Получили все необходимые выплаты, нам поставили забор. Но отдельно хочется поблагодарить людей, которые нам помогли. Это представители Рузского отделения всероссийской коммунистической партии, которые помнили моего отца, и сотрудники компании «Интерсеть», где работают мои дети, во главе с руководителем Евгением Викторовичем Гришиным. В первую очередь нам нужно было спасать полы. Местные коммунисты в первые же дни привезли нам утеплитель и половую доску. А сотрудники «Интерсети» разобрали все завалы. Делать это нужно был как можно быстрее, ведь все было мокрое и могло начать гнить. Без их помощи мы бы не справились!         

Илья ШОРИН, ул. Красноармейская, д.1


– Я работаю в Мосавтодоре и сам помогал жильцам эвакуироваться. Мы жили в доме вчетвером – с женой и двумя детьми. К подтоплению готовились, потому что сотрудники полиции вовремя всех предупредили, когда возникла угроза прорыва дамбы. Но не думали, что останемся без дома… 
Жена успела собрать некоторые вещи, документы. Я загрузил на манипулятор мотоцикл и машину, отвез. Потом приехал за супругой, мы забрали из детского сада дочку и поехали на дачу в Румянцево. Успел перекусить, и тут мне позвонил начальник, сообщил о грядущем прорыве. Я помчался назад, взял трактор. Река текла по дороге. Помогал другим и тут увидел, как мой дом сорвало с фундамента, и он поплыл. Волна пронесла его несколько метров, потом развернула, он уперся в склон Городка и так там и остался. Обрушилась кирпичная стена. То, что было на первом этаже, уничтожено не только водой, но и селем, грязью. Всего этого было по щиколотку, а уровень воды доходил до четверти окна. 

Шорин Илья 2.JPG

Сейчас нам сняли квартиру, меценатом выступило «Рузское молоко». Будем жить в ней, пока не решим вопрос с жильем. Я не люблю квартиру, привык к дому, в котором все, что угодно, можно делать своими руками. Ему было около ста лет, я жил в нем с 1994 года, получил его в наследство, сам восстанавливал, перестраивал. В этом году планировал закончить крышу, приготовил утеплитель, сайдинг. Увы, стихия разрушила все планы. Все, что осталось от дома, придется сносить и строить новый. Все выплаты от правительства Московской области получил уже на второй день.    

Татьяна ВОСКОБОЙНИКОВА, ул. Красноамейская, д.4/1


– В этом доме я живу всего два года. До этого жила в коммунальной квартире в Дорохове, куда переехала 20 лет назад из Воронежской области. Семья увеличилась, и мы решили купить этот дом. 
В день рокового разлива Городянки я была дома вместе с дочерью. Увидела полицейских, испугалась, спросила у соседки, что происходит. Она говорит: «Так эвакуируют население!». Для нас, мирных жителей, было дико такое слышать. Неужели такая маленькая речушка может разлиться до такой степени, чтобы затопить дома? Нам не верилось, и мы до последнего оставались дома. И тут я увидела, как хлынула волна, залила клумбу, цветы. Закричала дочке. Мы помчались к запасной калитке, которая выходит на возвышенную часть улицы. Ее сделали прошлые жильцы, для того, чтобы не обходить участок, а сразу выйти к центральной части города. Как же она нас выручила! 
Мы выскочили на дорогу и смотрели с ужасом на дом, кричали. Вот, кажется, вода его несет, и мы останемся в чем выбежали. Но к счастью, затопленной оказалась лишь низменная часть участка, а дом уцелел. Зрелище было ужасное: мощный поток воды, плывущие бревна. Если бы человек оказался на пути стихии, непременно бы погиб. 

2.jpg

Мешки второпях не нашли, поэтому завернули все самое ценное в пододеяльники, загрузили в «Газель», на которой работает мой муж. Сотрудники администрации и полиции предлагали отвезти нас в пансионат в Бабаево, но мы отказались. Детей отправили к родственникам, а сами ночевали у знакомых в Теряеве. Почти не спали – так переживали за дом. Уже в пять часов утра были на месте. Слава Богу, в порядке был и дом, и вещи, только в подвале была вода. Продолжаем жить, но дом в аварийном состоянии – полы кое-где встали горкой. Затопило мастерскую, которая находилась в подвале. В гараже испорчена одежда и обувь, поток воды помял сайдинг. Мотоблок и бетономешалку мы заранее успели вытащить и боялись, как бы не забрали мародеры. Снесло забор и ворота, но уже нам поставили новый.
Обещанные выплаты получили, теперь занимаемся с мужем ремонтом дома. Слава Богу, все живы! Спасибо сотрудникам администрации – они поддерживали нас и физически, и морально. А как обустроили берега Городянки! И красиво, и безопасно.        
         
Сергей КОЗЛОВ, ул. Красноармейская, д.9


– Я с семьей живу в Москве, но здесь мы проводим много времени – в доме матери моей жены. В столичной двухкомнатной квартире тяжело, ведь мы там живем вшестером. Поэтому пользуемся каждой возможностью уехать сюда. Дом был старым, но надежным и комфортным: зимой было тепло, а летом прохладно. 8 июля я был по делам в Москве, а жена с сыном – здесь. Вот она мне позвонила и сказала, что по улице ходят полицейские с мегафонами, предупреждают о наводнении и предлагают эвакуироваться. Я был уверен, что такого быть не может – уж сколько было дождей и весенних паводков, а вода выше дороги никогда не поднималась. И заверил супругу, что никуда уезжать не надо – в крайнем случае можно выйти на пригорок. 
Потом уже начались настоятельные рекомендации покинуть дома, и жена с сыном решили вынести из дома несколько ценных вещей – музыкальный центр, обогреватель. Вечером я получил сообщение о том, что дом смыло…
Не мог в это поверить. Утром сразу отправился в Рузу и готовил себя к тому, что увижу печальную картину. Но на самом деле она была намного печальнее, чем я предполагал. Казалось, будто прошла ударная волна. Все лежало по направлению течения Городянки: деревья, яблони, заборы, кусты, столбы. Вместо дома – огромные завалы до двух метров. Доски – кое-где на деревьях. Сохранилось несколько бревен от дома, с горечью узнал крышу от террасы. Это был просто какой-то апокалипсис. 
Оказалось, дом в целом виде подняло с фундамента, и он плыл около пятидесяти метров, пока не ударился о первый столб. Напротив седьмого дома он стал разламываться, ударился о ветлу, об еще один столб. Основная часть дома уплыла, и мы ее не нашли, а маленькая осталась ниже по течению.  Среди этих обломков мы отыскали лишь промокшие детские кассеты и книжки. Супругу с сыном сначала отвезли в пансионат в Бабаево, потом – в санаторий «Дорохово», где они прожили до конца месяца. Теперь мы ютимся в летней кухне на нашем участке, которую вода не затронула. Можно готовить, ночевать, но, когда наступят холода, жить здесь будет невозможно. Здесь хорошо летом, всегда прохладно, потому что кухня находится прямо под Городком, и солнце сюда не достает. Но осенью будет сыро и холодно.   
Выплату в 30 тысяч рублей на человека мы получили. А вот за утраченный дом нам полагается всего 500 тысяч, поскольку еще после войны бабушка моей жены продала три четверти дома соседям. И с тех пор за нами числится лишь одна четверть. Мы не спешили оформлять дом на нашу семью, и сейчас, к сожалению, можем получить выплату, лишь согласно долям. 

Сергей АЙНБИНДЕР