Новости Рузского округа

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 2 октября

пасмурно+10 °C

Сейчас в эфире

Радио 1 — 106,8 FM — Первое подмосковное радио

Костюм с иголочки

24 янв. 2022 г., 12:30

Просмотры: 108


Кто‑то делает уникальные торты. кто‑то варит крафтовое мыло. А Марина Агафонова из Рузы шьет исторические костюмы. И это далеко не единственный её талант

– Марина, у вас очень редкое увлечение. Расскажите, как вы занялись реконструкцией одежды?

– Все началось с того, что я захотела сумку с красивым орнаментом. Это было около шести лет назад. А одна знакомая женщина рассказала мне такую историю.  Девушка с татуировкой ехала в автобусе, а напротив сидела старушка и рассматривала её тату. Девушка, насмехаясь над бабушкой, спросила: «Что бабуль, хочешь себе такую же?» Бабушка ответила: «Предположим, что хочу. Но как знаток китайского языка не могу понять, почему у вас написано «Повторно не замораживать». Тогда я задумалась о том, что вышивка для меня – как китайские иероглифы: красивая и элегантная, но я не знаю её символику и могу вышить что-то, о чем потом пожалею. Поэтому мне пришлось изучать орнаментологию: вышивку русских костюмов, домовую резьбу по дереву. Меня это увлекло так, что вскоре я пополнила ряды открывшегося в Рузе исторического клуба «Каролинг».

2022-01-24_11-36-24.png

– Какой была первая сумка?

– Очень простая, вышитая тамбурным швом (вид ручных стежков, представляющий собой цепочку из петель, последовательно выходящих одна из другой). Орнамент был примитивный: ромбики с крестиком посередине. Я тогда только училась.  Кстати, эта сумка до сих пор цела.

В творчестве мне помог документальный сериал «Ремесло». В одной из серий показывали технику вышивки сажение по бели. Меня она очень впечатлила. Но материалов для нее нигде не было. Искала информацию в интернете, общалась с мастерами. В результате родилась новая сумка с вышивкой в технике сажения по бели. Теперь у меня целая коллекция, потому что это очень красиво, необычно и удобно.

– Чем интересна данная техника?

– Она несложная, но трудоемкая: шнур из белой хлопчатобумажной нити выкладывается в два ряда, как рельсы. Затем в проем между полосами нашиваются бусины. За счет этого создается 3D эффект.

– Какие сюжеты вы вышиваете?

– Любая народная вышивка, как и наличники на окнах, читается. Ничего не делали просто так: во всем был смысл и логика. Вышивка – это мифы, воплощенные в образах. По сути, все символы были направлены на плодородие. Это своеобразные заклинания, обереги от нечистой силы.

Мужской костюм прост и лаконичен, а вот женские платья и головные уборы расшивали очень ярко, особенно в первый год после свадьбы. Они были очень красивые и яркие.

Кстати, свадебного костюма в современном понимании не существовало. На свадьбе девушка меняла до пяти одеяний. В приданое она готовила около шести сундуков – запас одежды на годы вперед. С возрастом менялся узор поневы и орнаменты вышивки. Чем старше становилась женщина, тем менее яркой была её одежда.

Тем не менее, представительницы прекрасного пола всегда любили себя украшать. Также украшали одежду священнослужителей и знатных людей. Сельскому жителю было проще соткать узор. Поэтому первые орнаменты представляют собой геометрические фигуры.

Меня так заинтересовала вышивка, народная одежда, что я плавно перешла от сумок к созданию полноценного костюма. В этом году два моих комплекта представлены на выставке в Рузском краеведческом музее, которая была организована совместно с клубом «Каролинг».

– Чем интересны ваши костюмы, и какие открытия вы сделали, работая над ними?

– Костюмы в определенной степени показывают образ жизни населения Подмосковья в Х-III веках. Никогда не думала, что сотканная на ткацком станке шерстяная ткань может быть такой нежной, мягкой и удобной. Она ничем не хуже современной заводской ткани. Комплект демонстрирует нам технический прогресс: мы видим, что уже в Х веке в Рузе используется горизонтальный ткацкий стан, а не вертикальный.

В комплект входят реплики с украшений, датируемых Х, ХII–ХIV веками. По орнаменту височных колец (украшения головного убора) можно предположить, что в районе Рузы, Звенигорода, Одинцова располагались ювелирные мастерские, где изготавливали украшения, которые доставляли на довольно большие расстояния, потому что идентичные височные кольца археологи нашли в Тульской области, в том числе на Куликовом поле.

Через Рузу проходил торговый путь из варяг в греки. По сохранившимся фрагментам ткани мы видим, что одежду красили привозными недешевыми красителями: ни индиго, ни корень морены у нас не растут. Но конечно, часто использовали и местные растения.

– Вы сами пробовали красить одежду?

– Был очень интересный опыт крашения березовым листом, ягодами, корой дуба. Оказывается, можно добиться много интересных и ярких оттенков с помощью простых натуральны красителей и квасцов.

Раствор из воды и квасцов использовали в качестве закрепителя цвета и в старину. Его собирали в месторождениях руд, где скапливалась дождевая вода. Возможно, её даже заливали специально.

– Насколько стойкие такие красители?

– У меня есть платок, окрашенный луковой шелухой. Я в нем отходила два сезона, а в этом году еще подкрасила, потому что он выцвел. Ничего не мешало нашим предкам докрасить или перекрасить вещь, которая побледнела. Конечно, при натуральном крашении добиться такого ровного цвета, как на современных фабриках весьма сложно, но в этом есть своя изюминка.

Повседневная одежда все-таки не была цветной, это непрактично. Крашеные вещи надевали обычно по праздникам или вечорам: «На народ поглядеть и себя показать»

– Кроме выставки в музее где показываете свое творчество?

– Костюмы «выгуливаются» на городских праздниках, культурных мероприятиях, а также на исторических фестивалях, каждый из которых посвящен определенной эпохе.

Сбор на фестиваль – это целый ритуал. Чтобы стать участником, нужно предоставить организаторам свои фотографии в костюме. Есть специальные люди, паспортисты, которые оценивают, насколько комплект реконструктора достоверен и соответствует заявленной эпохе. Паспортисты – специалисты в своей области: зачастую это музейные работники, люди, которые годами занимаются реконструкцией.

К костюму нужно сделать паспорт. И он не берется из головы. На каждую вещь должен быть источник: археологические находки, научные статьи или грамотно обоснованный этнографический материал. Приехать на фестиваль можно только в том случае, если паспортист одобрит комплект. Часто бывает, что для получения допуска комплект приходится дорабатывать.

На фестивалях часто проводятся конкурсы костюмов. В следующем году я планирую участвовать в таком конкурсе на фестивале «Куликово поле».

– Сколько времени у вас ушло на создание костюма?

– У меня два комплекта: один понёвный (с юбкой), он считается более сельским. Второй с платьем из домотканного полотна.

На их создание ушло более двух лет. Это не быстрый процесс, потому что шитье – лишь малая часть работы. Прежде чем взяться за иглу, нужно продумать каждую мелочь: какую купить ткань, какие заказать украшения на ту или иную эпоху и регион… Сидишь за научными статьями, ездишь по музеям и просишь смотрителей показать экспонаты поближе. Общаешься с археологами. А еще нужно накопить денег: мастеру заплатить за материал, за работу, ведь вещи льются и ткутся по индивидуальному проекту.

– До реконструкции вы умели шить?

– Нет, поэтому в первый раз кроить платье было страшно. Руки тряслись: боялась промахнуться и испортить материал. Спасибо реконструктору Светлане из Краснознаменска: она показала схему кроя и швы. Уже через год я шила с «закрытыми глазами» и кроила одежду почти всем участникам «Каролинга».

Через два года нашла «золотое сечение»: ширину ткани, которая мне подходит. Поняла это, когда решила использовать не заводское, а домотканое полотно. Делая заказ мастерице, пришлось решать, какая нужна ширина ткани. Оказалось – всего 40 сантиметров. Примерно такую ширину и делали встарину: на ручном ткацком станке невозможно выткать широкое полотно. Поэтому наши предки придумали такой крой, чтобы ткань было проще сшивать и меньше резать, а отходов почти не оставалось.

– Семья поддерживает увлечение?

– На этот вопрос я обычно шучу: «В семье сложно спорить с мамой, потому что она готовит еду. Так что пришлось смириться».

Детям больше нравится сражаться, чем шить. Они занимаются современным мечевым боем на мягком оружии, стреляют из лука. Лук я заказала у мастера, его сделали по находкам ХIII века. Теперь стрелы иногда залетают к соседям на грядки. Сын Матвей еще занимается резьбой по дереву, а Соня увлекается фотографией.

Муж меня сопровождает на фестивали. Так как без костюма туда не попасть, приходится ему тоже облачаться в соответствующую одежду.

У детей тоже есть интерес порезвиться на свежем воздухе, ведь жизнь на фестивале всегда аутентична соответствующей эпохе: тканевые палатки, сено, шкуры, керамическая миска, деревянная ложка, костёр, котёл, романтика. Так что у меня все одеты по средневековой моде и ездят со мной на исторические мероприятия.

– Чем еще увлекаетесь, кроме реконструкции?

– Все мои увлечения связаны с русским народным творчеством. Я с удовольствием делаю с детьми писанки. Это настоящее волшебство перед Пасхой. Всю неделю до праздника наш кухонный стол обычно залит воском и красками. Писанкой называют яйцо, которое окрасили по старинной технологии. Специальным писачком на скорлупу наносится воском узор, и яйцо окунается в краску. Когда воск снимается, на его месте остаётся неокрашенный орнамент. Цветных слоев можно сделать много.

Еще одна моя страсть – тетерки. Они пекутся из ржаной муки, но я добавляю в рецепт еще и льняную. Из теста выкладывается определенный орнамент (тетерка – это символ солнца), а потом высушивается в печи. Получается большой резной сухарь. Его можно повесить на лампу и отламывать по кусочку.

Яйца-писанки.jpg

Яйца-писанки

– Помогает ли вам увлечение реконструкцией в работе?

– Да, ведь я учитель иностранного языка в третьей школе Рузы. А преподавание иностранного языка всегда связано с изучением культуры другой страны и сопоставлением её с родной.

Был у нас необычный проект. С девочками из пятого класса мы сравнивали русскую поневу (юбку) и шотландский килт. Это оказалось очень интересно не только детям, но и взрослым, которые узнали, чем отличается саржевое плетение от полотняного, а пестрядь от тартана. Это все разные техники ткачества и клеточек на ткани. Девочки меряли костюмы, готовили презентации и участвовали в конкурсе проектов.

Ну и, конечно, не могу не упомянуть наш школьный музей, где я планирую проводить занятия.

– Это ваш проект?

– Музей уже был в школе до того, как я стала там работать. Недавно для него отвели новое помещение, и зная, что мне интересно народное творчество, руководители поддержали мою идею создать в музее творческий кружок.

С нового года будем учим детей ткать, плести шнуры на пальцах, вышивать разными стилями. Планов много, но я думаю, что все они со временем воплотятся в жизнь.

– Ученикам эта тема интересна?

– Да, потому что в рукоделии твой внешний вид зависит только от тебя. Своими руками можно создать эксклюзивные вещи: они не продаются в магазине, их нет больше ни у кого. А еще ты сам выбираешь удобный размер, цвет и тот орнамент, на который легла душа.

Свою хендмейд-сумку я ношу на работе. Ребята видят, что она красиво смотрится, а люди обращает на нее внимание, и у них появляется желание сделать уникальную вещь и для себя.

Инга СОКОЛОВА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*